+
Сохраняем прошлое — создаем будущее

Государственный музей истории
российской литературы имени В.И. Даля
(Государственный литературный музей)

Музейные
отделы

 

  1.  Главная
  2.  Посетителям
  3.  Выставки
  4.  Архив выставок
  5.  Достоевский в последней экспозиции ГЛМ в Нарышкинских палатах

Достоевский в последней экспозиции ГЛМ в Нарышкинских палатах

На последней постоянной экспозиции «Немое красноречие вещей» (писательские мемории в собрании Литературного музея, 2009–2014) — в Нарышкинских палатах Высоко-Петровского монастыря (Петровка, 28) — были представлены и материалы фамильного собрания Достоевских.

Фонд Достоевского в ГЛМ по своей значимости, объёму и мемориальной ценности — богатейший в России, наряду с собранием Пушкинского Дома, и один из богатейших писательских фондов музея, что экспозиция сделала очевидным, хотя на ней демонстрировалась, разумеется, лишь малая толика мемориального собрания Достоевских. Раздел Достоевского вместе с коллекциями Тургенева, Толстого и Чехова составлял фундамент самого большого — кульминационного — зала, посвящённого литературному быту второй половины XIX в.

Большинство меморий — из собрания жены писателя Анны Григорьевны Достоевской, часть — от родственников, два живописных портрета приобретены позднее (Достоевского — в 1940, Анны Григорьевны — в 2008, и выставлялся впервые), несколько экспонатов — из других семейных коллекций ГЛМ.

Материалы из семьи Достоевского и его родных столь красноречивы, что, помещённые на пространстве трёх метров, смогли реконструировать всю жизнь писателя в наиболее значимых её сюжетах и эпизодах: от занятий в Инженерном училище до последней фотографии Анны Григорьевны (1914). Достоевский представал в разных своих качествах — как художник, как пророк, как семьянин. Показаны наиболее значимые для него места в Петербурге и Старой Руссе — и виды зданий, и интерьеры кабинетов; косвенно (через вещи, книги и портреты) обозначены Москва и Сибирь.

Портреты и фотографии Достоевского разных лет, от самого раннего, 1847 г., до последнего снимка 1880 г., позволяли не только проследить возрастные изменения, но и убедиться в том, «насколько прибавилось в лице Достоевского значения и глубины мысли» (И. Крамской). Писателя окружали портреты и фотографии членов семьи, ближайших родственников и знакомых.

Личные вещи Достоевского, волею обстоятельств, разошлись по разным хранениям и разным городам. Но и те несколько вещей, что были представлены на экспозиции, позволяли нашему воображению дорисовать образ Достоевского в его бытовых и писательских чертах: шляпа, коробка из-под табака и коробочка для перьев, и наконец, стальное перо с оттиснутой на нём фигурой Наполеона — самая знаковая из меморий писателя. Оно как нельзя лучше раскрывало название экспозиции «Немое красноречие вещей». Благодаря крошечной фигурке великого человека, перо, главный символ писательского труда, в контексте соседствующих с ним экспонатов, превращалось в индивидуальный символ творчества великого художника.

Особое место, согласно общему замыслу экспозиции — сплетение литературных и семейных связей, или «литературный характер семейного быта», — было отведено семье и родственникам писателя. Сложившийся из фотографий и книг с автографами сюжет позволял остановить внимание на его родословии и подчеркнуть важность семейной темы в биографии и творчестве Достоевского.

«Всё мною собранное… »

Из коллекции А. Г. Достоевской

С постоянной экспозицией «Немое красноречие вещей» была неразрывно связана выставка «Всё мною собранное… » (авторы: Е. Варенцова, Г. Медынцева, Т. Соболь; художник — А. Колейчук), приуроченная к торжественному событию — XV симпозиуму Международного общества Достоевского. Он проходил 8—14 июля 2013 года в Москве, при участии Литературного музея, в Доме русского зарубежья им. А. Солженицына.

На выставке в центральном здании музея (Петровка, 28) было выделено несколько тем: из истории музея памяти Достоевского; издательская деятельность А. Г. Достоевской; каторга и ссылка; заграничные путешествия; Достоевский-журналист и издатель; поездка в Оптину пустынь; смерть и похороны; театральные постановки и иллюстрации (о собрании А. Г. Достоевской см. раздел Коллекции).

Экспонировались портреты Достоевского; его письма; документы и книги с автографами, редкие прижизненные издания его произведений и тома собраний сочинений, выпущенных А. Г. Достоевской; фотографии с видами европейских городов, приобретённые Анной Григорьевной; посмертная маска Достоевского и свидетельство о смерти и погребении.

Художественное решение было предельно аскетичным и в то же время впечатляющим. Нижняя (в глубоком подвале) одностолпная палата Высоко-Петровского монастыря — величественный и самый просторный зал музея, где была развёрнута выставка, идеально подходил для воссоздания атмосферы Достоевского. Контрастирующие с белыми сводами и стенами чёрная войлочная поверхность пола, тёмно-синий фон витрин, затянутая тёмной тканью ниша под балконом с диваном из Люблина и траурными материалами придавали залу печальную торжественность и настраивало на патетический лад.

Сами материалы, — тематика, техника и размеры продиктовали их размещение и группировку. С трёх сторон столпа на зрителей и окружающее смотрели три лика Достоевского: при входе встречал нас пророк (офорт М. Рундальцова, 1904), на своих героев взирал мыслитель (рисунок А. Корсаковой, 1970-е), гримаса одержимого была обращена к Европе (рисунок углем И. Шарлеманя, 1924).

На центральной стене — крупноформатные фотографии любимых мест Достоевского в Западной Европе: прекрасные виды европейских городов и памятников искусства и архитектуры, создававшие образ «страны святых чудес». На примыкавших к ней боковых стенах — разительные по контрасту мрачные образы России: герои и сцены из романов Достоевского, словно клешнями обхватившие эстетскую, цивилизованную Европу.

В нише, на противоположном конце зала, напротив «европейской» стены, — развязка (смерть и похороны) и эпилог (увековечение памяти).
Посмертная маска была помещена в витрине, стоявшей в музее памяти Достоевского. В нише — бюст, выполненный с этой маски её автором Л. Бернштамом, — единственный признанный схожим Анной Григорьевной. Однако, вопреки её желанию, над могилой Достоевского в результате конкурса установили бюст Н. Лаверецкого, чрезвычайно ей не нравившийся.

Зато на фотографии 1916 года в комнате-музее Достоевского при Историческом музее Анна Григорьевна снялась на фоне бюста Бернштама, у его подножия. Изображение во всех смыслах замечательное и символическое, олицетворяющее её высокое служение. В последний раз она здесь как бы наедине с Достоевским. В витрине — великий плод её трудов: иллюстрированный каталог «Музей памяти Ф. М. Достоевского в Императорском Российском Историческом музее имени Александра III в. Москве. 1846–1903. С портретами и видами. Сост. А. Достоевская. СПб, 1906».

Виды Москвы Достоевского в акварелях Е. Ключевской и иллюстрации известных художников XX в. — И. Грабаря, М. Добужинского, Ю. Пименова, А. Корсаковой, Н. Розановой-Верещагиной, И. Глазунова, Ф. Мулляра (подаренные музею художником незадолго до смерти и выставленные нами впервые), не принадлежащие к собранию Анны Григорьевны, не просто служили фоном для бесценных фамильных реликвий, но в своей совокупности являли образ мира Достоевского.

Руководитель проекта: директор музея Д. Бак
Куратор выставки: главный хранитель А. Невский
Координатор: Д. Каверина
Авторы художественного проекта: А. Колейчук, В. Таллеров
Авторы выставки: Е. Варенцова, Г. Медынцева, Т. Соболь
Фондовая группа: Т. Соболь, Е. Варенцова, А. Бобосов, И. Алпатова
Художники-оформители: Л. Николаева, О. Федина, Н. Романова, А. Романов, И. Романов
Мультимедийное обеспечение: В. Высоколов
Информационное обеспечение: Н. Бонди
В работе над выставкой принимали участие сотрудники отдела XIX в.