Сохраняем прошлое — создаем будущее

Государственный музей истории
российской литературы имени В.И. Даля
(Государственный литературный музей)

Музейные
отделы

 

  1.  Главная
  2.  Новости
  3.  Подробнее о музейных событиях
  4.  Необыкновенная встреча Осипа и Надежды Мандельштам

Необыкновенная встреча Осипа и Надежды Мандельштам

17 мая в Доме И. С. Остроухова в Трубниках прошел вечер, посвященный 100-летию со дня встречи Надежды и Осипа Мандельштам, случившейся в Киеве 1 мая 1919 года. Вечер открыл директор ГМИРЛИ имени В. И. Даля Д. П. Бак: он поприветствовал всех гостей и участников встречи, рассказал о сложившемся многолетнем сотрудничестве Государственного литературного музея с Мандельштамовским обществом и подчеркнул особую историко-филологическую важность этого памятного вечера. Д. П. Бак предоставил слово ведущему вечера председателю Мандельштамовского общества, директору Мандельштамовского центра НИУ ВШЭ Павлу Нерлеру.

На премьере спектакля по пьесе Лопе де Вега «Овечий источник» Осип Мандельштам впервые увидел ее — художницу спектакля Надежду Хазину. В тот же вечер Мандельштама позвали на празднование двадцатишестилетия критика и переводчика Александра Дейча. Оно проходило в кафе «ХЛАМ» (Художники — Литераторы — Артисты — Музыканты), где за столиком поэт вновь увидел Надежду Яковлевну. Его попросили почитать стихи, и А. Дейч в своих воспоминаниях это отметил так: «Читал с закрытыми глазами, плыл по ритмам… Открывая глаза, смотрел только на Надю Х." Смотрела на поэта и она — зрачки в зрачки, дерзко и загадочно улыбаясь. Разгоряченные, они вышли на улицу (оба курили) — и за столики уже не вернулись. Всю ночь гуляли по притихшему после праздника городу, вышли по Крещатику на Владимирскую горку и, забыв обо всем, кружили аллеями над Днепром, встречали рассвет над Турухановым островом. Вот как об этом писала сама Надежда: «В первый же вечер он появился в „ХЛАМЕ“, и мы легко и бездумно сошлись…»

Надежда станет не просто женой Осипа Мандельштама, но верной спутницей на всю жизнь, его поддержкой и союзницей во всех начинаниях. Как писал потом И. Бродский, ей удалось переупрямить время и совершить невозможное — сохранить стихи мужа. По словам Павла Нерлера, второй такой пары мировая история не знает.

«Прямо по Мандельштаму, — рассказал Павел Нерлер, — „множество интегральных ходов, именуемых хлопотами“, увенчались тем, что в Киеве недавно к этой дате прошли полномасштабные Мандельштамовские чтения. Организаторами стали российское Мандельштамовское общество, американский Институт Кеннана и украинский Издательский дом Дмитрия Бураго. Там был представлен важный исторический документ: свидетельство о браке Мандельштама и Хазиной, найденное в Киевском городском архиве. Мне же хочется, может быть впервые, поговорить о Надежде Яковлевне как о художнице. Мы знаем, что она очень у многих людей училась, очень много с кем пересекалась в Киеве. А в Задонске, где они с Осипом Эмильевичем снимали дачу, написала множество пейзажей. К сожалению, не сохранилось ничего, кроме одной акварели. И эта акварель здесь с нами на этом вечере, она — ровесница встречи Хазиной и Мандельштама. Я передаю слово коллекционеру Михаилу Алшибая, который про нее все расскажет», — говорил на вечере Павел Нерлер.

«Действительно, от огромного наследия Надежды Хазиной почти ничего не сохранилось, — подтвердил коллекционер. — Мне даже говорили, что она сама уничтожила все свои работы. Несколько лет назад знаток Мандельштама Юрий Фрейдин сказал мне, что вроде бы появилась единственная из сохранившихся работ Надежды Хазиной акварель. Я увидел эту работу и решил ее приобрести, несмотря на то, что за нее просили некоторую солидную сумму. Мы поторговались, потом люди, предлагавшие акварель, исчезли на два года, позднее стало известно, что они пытались по еще более серьезной цене пристроить ее на аукцион „Сотбис“, где этот исторический и художественный артефакт никого не заинтересовал. А для меня эта картина и сама ее история представляет огромную ценность. Ведь на ней — Киев 1919-го и кафе „ХЛАМ“, где познакомились Надежда Яковлевна и Осип Эмильевич».

Никита Ефимович Шкловский-Корди, внук знаменитого писателя Виктора Шкловского после рассказа Алшибая неожиданно признался, что у него есть другие ранее неизвестные рисунки и трафареты Надежды Хазиной. И показал целый набор вырезанных из картона силуэтов и рисунков лошадей, которые Надежда Яковлевна рисовала с натуры, когда бывала в гостях в конюшне дочери Шкловского Варвары Викторовны Шкловской-Корди.

Филолог Юрий Фрейдин, говоря о подписи Надежды Яковлевны под этой картиной, напомнил, что в ее окружении было принято всех называть по имени-отечеству, и никаких Надь, Осипов и других уменьшительных имен тогда не было — только Осип Эмильевич и Надежда Яковлевна. «„На ты“, — продолжил эту тему Павел Нерлер, — Надежда Яковлевна всегда была только с киевлянами. Не с киевлянами она редко с кем была „на ты“, исключение составляли Борис Пастернак и Илья Эренбург».

Подробно рассказав о ходе Мандельштамовских чтений в Киеве, Павел Нерлер подчеркнул, что этот город стал сейчас одним из серьезных центров мандельштамоведения. Именно там на русском языке вышла замечательная книга Андрея Пучкова «„Киев“ Осипа Мандельштама в интонациях, пояснениях, картинах».

В Доме И. С. Остроухова в этот вечер были показаны два фрагмента из документального фильма Светланы Симаковой «Осип. Надежда. Киев». После просмотра фрагментов фильма о Надежде Яковлевне Варвара Викторовна Шкловская-Корди (род. 1927), дочь писателя и критика Виктора Шкловского вспоминала: «Я здесь выступаю в качестве динозавра, так как знала и Осипа Эмильевича, и Надежду Яковлевну. Я видела Осипа Мандельштама, когда мне было десять лет, но я уже тогда все понимала и вела себя соответственно. Надо сказать, что Осип Эмильевич был удивительно внимательным человеком, и он обращал внимание на детей».

Выступая на вечере, историк-москвовед Леонид Видгоф сообщил, что скверу (пересечение Старосадского переулка и улицы Забелина), где находится памятник Осипу Эмильевичу, уже присвоено имя Мандельштама, продолжаются хлопоты и о том, чтобы власти установили мемориальную доску в доме на Черемушкинской улице, 14, корп. 1, где жила Надежда Яковлевна.

Член совета Мандельштамовского общества Алексей Наумов на вечере прокомментировал недавно обнаруженные рисунки Надежды Яковлевны, где она на огромном листе бумаги среди геометрических фигур в необычной манере написала несколько портретов Осипа Мандельштама. Другой портрет Мандельштама, сделанный рукой Надежды Яковлевны, Алексей Наумов нашел на присланной Надежде Мандельштам телеграмме, где говорится о тяжелом психическом состоянии Осипа Эмильевича. Показано было и некое фигуративное непредметное изображение, сделанное Надеждой Хазиной, в котором угадывается голова Мандельштама.

В завершение вечера Павел Нерлер представил публике запись голоса Мандельштама, читающего одно из своих стихотворений, и аудиорассказ Надежды Яковлевны об обстоятельствах смерти Осипа Эмильевича во Владивостокской пересыльной тюрьме.

Константин Чупринин

Фото: © Тимур Гольдман

Возврат к списку