Обычная версия сайта
Размер шрифта A A A
Цветовая схема
Сохраняем прошлое — создаем будущее

Государственный музей истории
российской литературы имени В.И. Даля
(Государственный литературный музей)

Музейные
отделы

 

  1.  Новости
  2.  ГЛМ и другие
  3.  «17 страница» с Хелависой

«17 страница» с Хелависой

5 Апреля 2019 г.

22 марта прошла очередная встреча проекта «17 страница». В этот раз гости вечера заполнили едва вместивший всех зал Библиотеки-читальни имени И. С. Тургенева. Такое количество зрителей можно объяснить тем, что прочитать отрывок из романа Андрея Рубанова «Финист — ясный сокол» согласилась популярная певица, лидера фолк-группы «Мельница» Хелависа (Наталья О’Шей).

После прочтения певучего отрывка из книги Наталья призналась: «Мне очень приятно находиться здесь, потому что сюжет „Финиста“ мне близок и знаком. У меня даже есть песня „Княже мой, княже“, написанная по этому сюжету. Текст Андрея плотный и глубокий. Как филолог я получила большое удовольствие». Более того, сокол — одна из тотемных птиц исполнительницы: фамилия О’Шей в переводе с ирландского — сокол. Наталья отметила, что ей очень нравится архитектура романа: главного героя читатель видит глазами других, совершенно разных по характеру персонажей. Она уверена, что сюжет Финиста восходит к индоевропейским мифам: «Скажем, есть „Аленький цветочек“, а в древнегреческой мифологии есть „Амур и Психея“ — вот вам и пример, откуда свое начало берет русский фольклор».

Для Натальи участие в просветительском проекте «17 страница» не первый опыт работы с книгой. На встрече она призналась, что, прежде чем придти в Библиотеку-читальню, сидела в студии и дописывала шестую главу из своей новой научно-фантастической книги «Повесть из 8 глав». В продаже есть и сборник Натальи «Сказки, рассказанные в октябре» — сейчас готовится к выходу цифровое издание книги.
На встрече был и автор романа «Финист — ясный сокол» Андрей Рубанов: «Когда я услышал, как Хелависа читает отрывок из моего „Финиста“, то, если честно, сначала подумал: господи, кто это писал?! Читает человек хорошо, а написано как-то не очень. А потом заслушался и настроение мое улучшилось. Всегда приятно, когда хороший артист читает то, что ты написал». Когда разговор зашел о музыке, Андрей рассказал, что в древности были другие музыкальные гармонии, — его очень интересует, можем ли мы сейчас найти их. Хелависа вспомнила, что в Исландии есть определенный стиль пения -это гармония, которая была построена исключительно на квартах и квинтах, то есть на расширенных музыкальных интервалах. «Эта дохристианская мелодия была запрещена одним из римских пап по всей католической Европе как демоническая. А у древних греков была специальная музыка, которой пытали людей. Она состояла из настолько несбалансированных интервалов, что люди от этой музыки умирали», — говорит певица.

В ходе разговора выяснилось, что и Наталья, и Андрей увлекаются исторической реконструкцией костюма. «Я шила суздальский воротничок XI века на берестяной основе, где есть шелк, серебряная нить и другие интересные материалы. У меня даже есть три приза фестиваля реконструкции западноевропейского женского костюма. Я в основном делала реконструкцию костюма скандинавских женщин XI века. Все эти вещи и обувь у меня до сих пор лежат в сундуке», — поделилась воспоминаниями Наталья. Андрей Рубанов рассказал о том, что он смог в своей жизни связать три доспеха и воинский шлем. Это умение, по словам писателя, очень помогает ему в работе: «Я был сценаристом фильма „Викинг“. Режиссер этой картины придумал такую сцену: жена главного героя Рогнеда отрывает подол платья и перевязывает рану своего мужа князя Владимира. И вот привозят заказанные, вручную сделанные для этой картины женские платья X века. Они оказались такими прочными, что оторвать подол оказалось просто невозможно. Чтобы делать кино достоверным, надо самому попробовать выполнить все, что задумал режиссер».

Гостей вечера интересовало, какие сказки в детстве любили Наталья и Андрей, что для них служит вдохновением сегодня. «Мне очень нравились английские сказки. Они страшные, но с хорошим концом. Например, один из вариантов „Синей бороды“, которая называется „Мистер Фокс“», — рассказала Наталья. Андрею Рубанову больше всегда нравилась фантастика: «Я тяготел к хтоническим сказкам, как, например, о колобке. Если представить себе эту историю, то она же жуткая: люди слепили шарик, он куда-то побежал, а потом его съели! В сказке, как и в кино, работают механизмы насилия. Если мне страшно — значит, это продается. И дети, и взрослые реагируют одинаково. Я подозреваю, что это язычество осталось в нас, оно в нашем мозжечке, в подкорке». Пение, народная медицина, кровная месть, распространенная до сих пор на Кавказе — все это, по мнению Андрея, остатки язычества в нашем сознании и культуре. Отвечая на вопрос из зала, Андрей Рубанов рассказал, что при написании «Финиста» он вдохновлялся «сказочным циклом» песен Владимира Высоцкого, книгами западных антропологов, работами Бориса Александровича Рыбакова и Льва Николаевича Гумилева: «Гумилев очень на меня повлиял. Представляете, человек двадцать лет выезжал в антропологические экспедиции с перерывами на Первую мировую войну и арест в тюрьме. Невозможно не верить человеку с такой биографией».

«17 страница» — проект «Редакции Елены Шубиной» и Издательства АСТ при поддержке Государственного музея истории российской литературы имени В. И. Даля. Подробнее о проекте

Константин Чупринин

Фото: © Иван Бевз

Возврат к списку