Сохраняем прошлое — создаем будущее

Государственный музей истории
российской литературы имени В.И. Даля
(Государственный литературный музей)

Музейные
отделы

 

  1.  Главная
  2.  Новости
  3.  На площадках ГЛМ
  4.  День памяти Чехова в Государственном литературном музее

День памяти Чехова в Государственном литературном музее

24 Июля 2017 г.

Отдел: Дом-музей А.П. Чехова

15 июля в Доме-музее А. П. Чехова прошел вечер памяти писателя.

Утром сотрудники дома-музея и члены Чеховской комиссии РАН приняли участие в заупокойной литии на Новодевичьем кладбище, которую отслужил священник Алексий Лымарёв, настоятель храма Алексия, Человека Божия, в Садовниках.

В доме Чеховых на Садовой-Кудринской в этот день всегда звучит музыка, которую любили писатель и его семья. На вечере памяти в исполнении юной талантливой пианистки Александры Адельгейм, ученицы ЦМШ при Московской государственной консерватории (класс В. И. Ермакова) и правнучки директора первого музея А. П. Чехова в Москве Е. Э. Лейтнеккера, прозвучали произведения Ф. Шопена и Ф. Шуберта.

Заместитель директора ГЛМ по научной работе, руководитель музея Эрнест Орлов представил гостям очередной выпуск издания Чеховской комиссии РАН и Гослитмузея «Чеховский вестник» и новую выставку «„Три счастливых лета“: Чеховы в Бабкине». Три лета подряд в 1885–1887 годах Чеховы провели в имении семьи Киселёвых, расположенном в пяти верстах от Воскресенска на высоком берегу реки Истры.

Владелец усадьбы коллежский секретарь А. С. Киселёв был племянником министра государственных имуществ, графа П. Д. Киселёва. Его супруга Мария Владимировна — дочь драматурга В. П. Бегичева, бывшего директором Императорских театров в Москве, и внучка известного просветителя и масона Н. И. Новикова. Живший летом в усадьбе В. П. Бегичев был близко знаком с А. С. Даргомыжским, П. И. Чайковским, А. Г. Рубинштейном и А. Н. Островским. Его рассказы, которые Чеховы слушали с большим любопытством, наполняли бабкинские вечера. М. В. Киселёва писала также детские рассказы для различных журналов, и А. П. Чехов нередко давал ей профессиональные советы.

Чеховская фамилия на долгие годы сохранила дружеские отношения и с детьми Киселёвых — Александрой и Сергеем. 2 мая 1886 года альбом Саши Киселёвой откроет стихотворный экспромт Чехова:

Милого Бабкина яркая звёздочка,
Юность по нотам allegro промчится,
От свеженькой вишни останется косточка,
От скучного пира — угар и горчица.
А Серёжа Киселёв — в будущем отец известной актрисы Ляли Чёрной — почти год проживал в доме Чеховых на Садовой-Кудринской. 20 октября 1888 года Чехов сообщал А. С. Киселёву: «Наблюдая Вашего Финика, я всё более прихожу к убеждению, что бабкинский климат с его вечернею сыростью ему вреден. В Москве он чувствует себя великолепно. Ни кашля, ни жара. Остались одни только помещицкие болезни: то пузико болит, то в горле от крика чешется, то под ложечкой ломит».

В одно время с Чеховыми в соседней деревне Максимовка поселился художник И. И. Левитан. По настоянию Чеховых он переехал в Бабкино и «чуть не сошел с ума от восторга, от богатства материала. Куда ни обратишь взгляд — картина, что ни человек — тип». Здесь художник и семья писателя охотились, ходили на рыбалку, устраивали импровизированные представления. В памяти младшего брата Чехова — Михаила — остались многие из этих забав: «Бывало, в летние вечера он надевал с Левитаном бухарские халаты, мазал себе лицо сажей и в чалме, с ружьем выходил в поле по ту сторону реки. Левитан выезжал туда же на осле, слезал на землю, расстилал ковер и, как мусульманин, начинал молиться на восток. Вдруг из-за кустов к нему подкрадывался бедуин Антон и палил в него из ружья холостым зарядом. Левитан падал навзничь. Получалась совсем восточная картина. А то, бывало, судили Левитана. Киселев был председателем суда, брат Антон — прокурором, специально для чего гримировался. Оба одевались в шитые золотом мундиры, уцелевшие у самого Киселева и у Бегичева. А Антон говорил обвинительную речь, которая всех заставляла помирать от хохота».

В 1890-е годы Киселёвы вынуждены были продать имение за долги и переехали в Москву. В 1929 году усадьба сгорела, и мы можем увидеть ее только на сохранившихся фотографиях и немногих живописных работах, которые представлены на выставке.

Возврат к списку